Поскольку эпоха насыщена событиями и занимает почти столетие, мы не видим смысла развивать один общий сюжет: по выбору игроков могут быть отыграны любые сюжеты, связанные с эпохой викторианства и относящиеся к любому временному отрезку долгого правления королевы Виктории на всем пространстве великой Британской империи.

Проект "Викторианское наследие" посвящен эпохе правления королевы Виктории (20 июня 1837 года - 22 января 1901). Приглашаются игроки, интересующиеся историей викторианской Англии. Мастеринг смешанный: активный в массовых квестах и пассивный в личных сюжетах игроков.

Викторианское наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Викторианское наследие » Восток - Запад » Былое и грядущее


Былое и грядущее

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Действующие лица: Кэтрин Рейвен, Александр Стэнли.
Время: 15 июля 1895 года
Место: Брайтон. Дом семьи Айвор, дом семьи Стэнли, Королевский павильон.
Действие: У Судьбы определённо есть планы на Александра и Кэтрин — она вновь сводит их в Брайтоне, городе, который памятен обоим. 

Источник творческого вдохновения

https://render.fineartamerica.com/images/rendered/default/poster/8/10/break/images-medium-5/exterior-of-the-saloon-from-views-of-the-royal-pavilion-john-nash.jpg
Брайтон (Brighton) — город и одно из любимейших мест морских купаний в Англии в графстве Суссекс, у Ла-Манша, лежит под 50°50′ сев. шир. и 0°8′ зап. долг. (Гр.), в 50 милях по железной дороге от Лондона. Жителей считается 118 тысяч, занимающихся ловлей макрелей и сельдей. Как морское купанье Брайтон занимает одно из первых мест в Европе. С конца сентября по январь здесь пребывает родовая и денежная аристократия Англии. Для купающихся имеется множество колесных кабин (будочек) и превосходные, роскошно устроенные заведения для всякого рода ванн. Климат здоровый, южный, равномерно теплый, воздух сухой, туманов нет. Берег хорош, и прибой волн умеренный. Температура моря в купальный сезон колеблется в среднем между 15° и 16,25°С. Вдоль морского берега имеется обширная набережная, с целой шеренгой великолепных дворцов. Жизнь в Брайтоне очень дорога, развлечения крайне разнообразны. Главный сезон в сентябре и октябре, но купаются и до декабря.

Отредактировано Кэтрин Рейвен (2021-02-08 15:23:28)

+2

2

«Что там могло случиться? Надеюсь, ничего не рухнуло и никто не пострадал», - Кэтрин снова взяла в руки листок, но буквы расплывались перед глазами, превращаясь в непонятные закорючки, вроде египетских иероглифов. Хотя, в этом можно было не сомневаться: их поверенный в Брайтоне был консерватором и очень неодобрительно относился к новшествам, особенно, техническим, но в случае каких-либо форс-мажорных обстоятельств прислал бы не письмо, а телеграмму — это быстрее. Значит, что-то обычное, не из ряда вон. Дом принадлежал Майклу, как нынешнему главе семьи, но Лондон намного ближе, чем плантация в Индии, потому-то она сейчас вместо того, чтобы возвращаться в поместье, едет совсем в другую сторону.   
«Не обманывай себя дорогая, ты волновалась бы меньше, будь это не Брайтон, а, скажем, Бат», - Кэтрин опустила письмо на колени и привычно потёрла висок, где уже начинала тяжёлым шариком пульсировать боль.
«Брайтон… Алекс… чем он сейчас занят? Проводит очередной клиентке экскурсию по магазину и угощает „Рубиновым солнцем?“ А может быть, гуляет в Гайд-парке с Майей… кем же ему приходится эта девочка?» Под скромным определением „воспитанница“ зачастую скрывалось множество самых разных вариантов — начиная от осиротевшей дальней родственницы или крёстной дочери и заканчивая плодом внебрачной связи.
В груди что-то болезненно сжалось и с губ женщины сорвался колкий смешок, смеялась она в первую очередь над собой: «Ревность? Невозможно… Никаких прав на Алекса я уже не имею…».
Письмо Кэтрин убрала обратно в сумочку и слегка откинулась на спинку дивана, давая отдых спине. Эрик не смог усидеть в купе и, попросив разрешения, отправился вместе с лакеем посмотреть поезд. Наверняка, её непоседа доберётся и до паровоза — когда ещё выпадет такой случай, посмотреть как всё устроено по-настоящему, а не в игрушке. 
«Брайтон… Королевский павильон… А то дерево, на котором Алекс вырезал наши переплетённые инициалы, ещё живёт или погибло?» - Кэтрин не сомневалась, что нашла бы немого свидетеля их тайных встреч с закрытыми глазами, просто отсчитав количество шагов в нужном направлении, но зачем? Ничего уже не изменить и не исправить…

+2

3

Если смотреть на географическую карту Великобритании, то кажется, что из Лондона до Брайтона – рукой подать. Каких то  сто четырнадцать миль по прямой линии! Но по неизвестной никому причине английские дороги прокладываются иначе, и путешественникам приходится тратить значительно больше времени, чтобы добраться до пункта назначения. 
Впрочем, садясь сегодня утром в вагон поезда, направляющегося со столичного вокзала Виктория в Брайтон, Александр рассчитывал прибыть на главную станцию курортного города уже к полудню. Мелькавший за окном однообразный сельский пейзаж вскоре надоел барону, и он, развернув газету, принялся читать, извинившись перед своими случайными попутчиками. В его намерения не входило занимать разговором пожилую пару, сидящую напротив.   
Подъезжая к железнодорожной станции, паровоз дал гудок,  и пассажиры засуетились,  готовые сойти на перрон, как только поезд полностью застопорит ход. Александр подхватил небольшой дорожный саквояж, составлявший весь его багаж, и спустился из вагона по ступеням приставной лестницы. Отказавшись от услуг носильщика, он сел на привокзальной площади в наёмный  экипаж и отправился сразу в поместье. Повернув от железнодорожной станции к востоку, они проехали по Энн-стрит мимо церкви св. Бартоломью, открытой для богослужения в прошлом году и представлявшей собой  внушительное здание из красного кирпича. От леди Аделаиды Алекс слышал, что она воздвигнута благодаря усилиям преподобного Артура Дугласа Вагнера, отдавшего всё свое состояние на постройку сразу нескольких церквей. Святой человек!  В ответ Алекс спокойно заметил, что предпочитает приходскую церковь Святого Михаила и всех ангелов, украшенную витражами прерафаэлитов.
Барон еще в прошлый свой приезд с удовлетворением отметил, что за время его длительного отсутствия город изменился в лучшую сторону. Для удобства отдыхающих построили Западный и начали возводить Дворцовый причал. Усилиями Роберта Хаммонда магазины на Квинс-роуд и Вестерн-роуд обзавелись электрическим освещением.  А одним из последних достижений инженерной мысли в Брайтоне стала электрическая железная дорога длиной, правда, всего милю – детище Магнуса Волка.
Проезжая в экипаже знакомыми улицами, Александр подумал, как много связывает его с эти городом. И дело не только в родственных связях. Сам местный воздух, о котором доктора говорили только в превосходной степени, называя лечебным, для него, кажется, был пропитан воспоминаниями. А после той нечаянной встречи в Лондоне с Кэтрин, случившейся в конце мая,  он думал об этой женщине всё чаще.

Отредактировано Александр Стэнли (2021-03-23 21:46:59)

+2

4

— Рад приветствовать вас в Брайтоне, милорд, миледи! — управляющий сделал знак носильщику принять багаж и отвесил почтительный поклон. — Надеюсь, ваше путешествие прошло благополучно?
— Да, благодарю, мистер Тейлор, — Кэтрин улыбнулась мужчине, припоминая, когда они виделись в последний раз. Кажется, года четыре назад — он тогда приезжал в Лондон к замужней дочери, посмотреть на первого внука, и нанёс визит. С тех пор мистер Тейлор приобрёл несколько дополнительных фунтов на талии, да намечавшаяся лысина перешла в уверенное наступление, вытесняя волосы с его головы.
Шустрый долговязый малый проворно уложил вещи в багажное отделение, деловито попробовал на зуб полученную монету и унёсся к поезду, ловить других клиентов, а управляющий помог хозяйке устроиться в экипаже. Юный граф уже занял своё место и с любопытством осматривался.
— Мистер Тейлор, а у вас здесь есть пираты? — спросил Эрик, когда пара соловых лошадок неспешно повлекла экипаж по дороге.
— Милорд, — очень хотелось улыбнуться, но мужчина не мог себе позволить подобной невежливости, — если в Брайтоне когда-то и были пираты, то так давно, что об этом не осталось никакой памяти — ни устной, ни письменной. Самое известное событие — набег  тысяча пятьсот четырнадцатого года, когда французы сожгли город дотла, за исключением церкви Святого Николая.
— Очень жаль. И даже контрабандисты не водятся? — в представлении мальчика море было обязательно связано с приключениями и опасностями.
— Увы, контрабандистов тоже нет. Остался только их приют, — мужчина пояснил, — так называется один из самых известных пабов нашего города: «Приют контрабандиста», а супруга его хозяина, почтенного Джона Райта, родом из Германии и печёт очень вкусные крендельки. Советую вам непременно их попробовать, милорд. 
— Значит… надо искать подземный ход, уж он-то точно есть. И клад.
От такого вывода мистер Тейлор на мгновение потерял дар речи — определённо, за его сиятельством нужен глаз да глаз, а то если не найдёт подземный ход, то сам его выкопает. Тогда левое крыло точно рухнет, и что скажет лорд Айвор...

+2

5

Проследовав через живописные деревни Роттингин, Солтдин и Овингдин, составлявшие ближний пригород Брайтона, экипаж, в котором ехал Александр, свернул к расположенному рядом поселению Вудингдин, более всего примечательному тем, что здесь находился самый глубокий колодец в Англии. Его глубина достигала 1285 футов, и вырыт он был вручную заключенными исправительной тюрьмы.  Каждый раз, проезжая мимо имеющего скромные наружные размеры колодца, Алекс изумлялся его глубине и тем многолетним каторжным усилиям, потраченным на поиск подземного источника воды.  От Лилы он слышал легенду о большом колодце, который за одну ночь вырыли и выстроили призраки по приказу таинственного колдуна. «Во что только не верят индусы!» - вздохнул он, разглядывая из окна экипажа типично английский сельский пейзаж.  Ему, конечно, приходилось видеть в Индии глубокие ступенчатые колодцы, без которых не обходились ни сельские, ни городские жители.  Но вудингинский колодец по глубине шахты превосходил все известные ему в Англии и за её пределами! 
Экипаж тряхнуло на повороте так, что Александру пришлось схватиться за ручку двери, чтобы не упасть. 
-Черт знает что такое! – возмутился он вслух. – Здесь что, перестали чтить английские законы?!  Каждый церковный приход обязан ухаживать за дорогой, проходящей по его территории!
Наконец они выехали на дорогу, ведущую прямиком в поместье. «Townsend - House» находился в границах Вудингдина, и принадлежал Элфордам не всегда. Предыдущий хозяин, как это иногда случается с джентльменами, разорился, и, не находя средств на содержание, вынужден был продать его. Алекс всегда думал, как ему должно быть, было трудно расстаться с прекрасным старым домом, из окон которого открывался чудесный вид на окрестные зеленые  холмы и поля. После удушливого туманного Лондона здешний воздух был наполнен запахом моря и ароматами цветущих растений. Пусть и не такими яркими и экзотическими, как в Дарджилинге.
Алекс попросил возницу остановить экипаж у ворот «Townsend - House». Подхватив дорожный саквояж, он открыл калитку и зашагал к  дому,  испытывая легкое волнение. С этим домом связано столько воспоминаний… Кирпичное двухэтажное строение усилиями его хозяев сохранило основные черты прошлой эпохи: в центре фасада располагалась дверь, обрамленная белыми колоннами, внутри дома сохранились традиционный холл и лестница.  Но  интерьер дома усилиями леди Аделаиды выглядел современным и изящным.  В прошлый свой приезд Алекс даже выказал восхищение тем, как выглядит дом, в приватной беседе с мачехой. Он нашел, что будет лучше поддерживать с леди Аделаидой хорошие отношения, в конце концов, она столько лет прожила с его отцом и была тому преданной женой!  К тому же он рассчитывал, что она не откажется принять на лето Майю. Для девочки полезно дышать чистым воздухом и знакомиться с обычным английским образом жизни. И когда леди Аделаида ответила согласием на просьбу своего пасынка, он вздохнул с облегчением.

Отредактировано Александр Стэнли (2021-03-31 22:50:48)

+2

6

«Пиратов нет… контрабандистов нет… может даже подземного хода нет… ну почему сейчас так неинтересно?!» — Эрик вздохнул. — «Вот если бы попасть во времена разгрома „Непобедимой армады„ или на рыцарский турнир...», — мальчик позволил себе немного помечтать, представляя себя лихим капитаном или отважным рыцарем, и...: «Но если бы я попал в другое время, то там не было бы мамы!» — от этой мысли Эрику стало холодно и страшно: он даже придвинулся ближе к маме. — «Только бы она не ушла на небо, как папа!»  — вообще-то, мама уже пообещала ему, что постарается дожить до внуков или даже до правнуков, но ведь всякое может случиться и тогда, если Эрик не достигнет совершеннолетия, го его опекуном станет кузен Джереми. Кузена, который годился ему в отцы, Эрик не любил — Джереми был приторным, как патока, всё время притворялся, а когда здоровался, после его влажных ладоней хотелось сразу вытереть руку.           
Нодень был таким солнечным и тёплым, что мальчику не хотелось думать о плохом и Эрик вспомнил кое-что, о чём хотел спросить ещё в поезде, но отвлёкся и тронул маму за локоть:
— Мама, а почему поместье дяди называется Эльфхилл? Там раньше, правда, жили эльфы и лорд Этельстан их видел? А он не боялся, что королева эльфов заберёт его к себе, как Томаса-Рифмача и никогда не отпустит? А если бы его забрала королева эльфов, то его леди спасла бы своего лорда, как Дженет Там Лина?
— Может быть и жили… — задумчиво произнесла Кэтрин. Женщине не хотелось разрушать веру сына в сказки и волшебство. Пусть считает, что мир прекрасен и чудесен — долго эта пора не продлится. — Но я ни одного не встретила, — вообще, у Кэтрин было сильное подозрение, что лорд Этельстан просто-напросто перебрал горячительных напитков на пиру в честь возведения родового замка и если что и увидел, то только собственные хмельные фантазии, но предки на то и предки, чтобы служить примером для подражания, хотя, это будет скорей пример о вреде алкоголя.
— Если мне повезёт, я тебя обязательно позову и познакомлю с эльфом, — пообещал Эрик. — Лорду Этельстану надо было рассказать, что они любят к чаю. Мы же позовём эльфа в гости?
— Мне кажется, что им будет неуютно в доме. Лучше устроить пикник на свежем воздухе.
Мистер Тейлор как-то странно закашлялся, но быстро взял себя в руки.
— Подъезжаем, — обронил управляющий, когда лошади повернули и на горизонте показались первые дома Престон-Виллидж. Ещё немного и вы увидите Эльфхилл, милорд.
Кэтрин, между тем, держала на лице спокойно-вежливую улыбку, ощущая как с каждым цоканьем подков волны воспоминаний грозят захлестнуть её с головой. Боже, а ведь она обещала Эрику поездку в Дарджиллинг! Что если все повторится и там?! Как же это вынести?

+2

7

Из окна библиотеки Александр уже  некоторое время наблюдал за тем, как Майя в компании гувернантки играет в саду - их маленькие фигурки то и дело мелькали среди цветущих кустарников. Он настолько увлёкся, что не услышал, как в комнату вошла леди Аделаида.
- Милорд, вы не думали о том, чтобы отдать Майю в пансион?..  - Пожилая дама произнесла  эту фразу ровным голосом, но Алекс был уверен, что она тщательно обдумала каждое слово.
Он не ответил и не обернулся, предоставив возможность развить свою мысль далее, чем она, разумеется, воспользовалась. 
- Вашей будущей жене, возможно, будет трудно свыкнуться с мыслью, что ей придётся  воспитывать эту девочку. Особенно,  когда у вас появится собственный малютка.
Александр пожал плечами. Его начинала забавлять «трогательная» забота мачехи о его будущей жене.
-  Девочка еще слишком мала, чтобы я отдал её в пансион, миледи, - вежливо заметил он в ответ. – Как опекуна, меня, прежде всего, заботит здоровье Майи и её безопасность. Именно поэтому вместе с женщинами в поместье находится мой доверенный слуга Пратап. Надеюсь, они не доставляют вам особых хлопот?..
-  Нет-нет, - поспешно произнесла леди Аделаида и заверила пасынка: – Мы с Майей отлично ладим! Прелестная малютка! Вы уже видели, как она подружилась с нашим пони?..
- Надеюсь увидеть, - улыбнувшись, ответил он. – Прошу вас, миледи, не беспокойтесь о будущем Майи. Когда придёт время, я отправлю её в пансион, чтобы она получила достойное образование.
Леди Аделаида вздохнула.
-  Надеюсь, милорд, вы знаете, что делаете, -  сказала она. – Но в одном я точно уверена: вам следует подыскать себе жену!
- В Брайтоне? – шутливо осведомился у неё Алекс. – Или лучше в Лондоне? Боюсь, что у юных девиц я уже не буду иметь успеха.
- Чепуха! – заявила вдова. – Вы еще относительно молоды и весьма привлекательны, должна признать.  Многие молодые особы сочли бы за честь стать вашей женой.
- Уверен, вы помните, как однажды я хотел связать себя узами брака, но из этого ничего не вышло…Девушка, которую я любил, предпочла выйти замуж за другого…
- Разумеется, я помню эту историю, - с чувством произнесла леди Аделаида. – Но что теперь ворошить прошлое, Александр?.  Насколько мне известно, судьба наказала ту женщину.
- О чем вы, миледи? – насторожился Алекс.
-  Её муж вот уже пять лет как в могиле!
- Мы говорим об одной и той же женщине? О Кэтрин  Айвор?..- переспросил он.
-  О ком же еще! Старый граф Рейвенвуд умер осенью 1889 года, да упокой Господь его душу!
Алекс слушал леди Аделаиду, испытывая странные чувства. Ему казалось, что его обманули дважды.

+2

8

Особняк семьи Айвор.

— Большое спасибо, Бриджит, — Кэтрин отложила в сторону салфетку, — всё было очень вкусно.
— Деточка, — всплеснула руками дородная кухарка, медь волос которой была уже изрядно разбавлена серебром, — да где же вкусно, когда ты так мало съела! Поклевала как птичка, совсем тебя этот Лондон испортил! Ведь чуяло моё сердце, что ничего хорошего в этой столице нет!
Эрик, попытавшийся представить маму птичкой, тихонько фыркнул в чашку — ничего другого для детей, кроме молока, полезным питьём Бриджит не считала, в её мнение в вопросах питания обитателей Эльфхилла никто, даже управляющий, оспаривать не смел.
— Мистрис Бриджит, а какая мама птичка? — всё-таки спросил Эрик.
Растаявшая с первой минуты знакомства с ещё одной деточкой, Бриджит глянула на пустую тарелку юного лорда и довольно заулыбалась.
— Вот деточка, бери пример со своего сыночка, он всё съел! Вы подождите, молодой мастер, сейчас Рози имбирные пряники принесёт, только что из печи! А матушка ваша, — кухарка укоризненно глянула на Кэтрин, которой когда-то варила первую в жизни девочки кашку на молоке, — как есть воробушек: две крошки отщипнула — и сыта!
— Бриджит, — поднявшись из-за стола, Кэтрин чмокнула мигом зардевшуюся женщину в щёку, — ты королева кухарок, и всеми этими вкусностями роту гвардейцев можно накормить. Спасибо.
— Ступай уж, егоза, ты никогда долго на одном месте не могла усидеть, — улыбнулась Бриджит, — вечером принесу тебе молоко с булочкой.
Эрик очень удивился — половина слуг обращалась с мамой, как с маленькой девочкой, и она не возражала. Наверное, потому, что они знали её с детства и она для них навсегда осталась ребёнком. Мама говорила, что так бывает.
«Надо будет спросить у Бриджит, какой мама была в детстве...», — решил Эрик, но дивное благоухание, донёсшееся с подноса в руках вошедшей Рози, спутало все его мысли и юный лорд обратил всё своё внимание на пряники, пока они горячие. Когда остынут, тоже будут вкусные, но не так.
«Молоко с булочкой...», — выйдя из столовой, Кэтрин невольно улыбнулась, — «время идёт, а Бриджит не меняется… Если так пойдёт и дальше, мне придётся менять весь гардероб».
Впрочем, средство спасения было давно известно — прогулка, пешком или верхом. Подумав, графиня выбрала второе, и переодевшись, отправилась на конюшню.
Старший конюх, невысокий, но крепкий и жилистый, как сыромятный ремень, подумав и почесав в затылке, представил миледи Нимфу — изящную игреневую кобылку, обладающую, по его уверениям, «таким плавным ходом, что как в кресле будете сидеть, ей-богу, миледи!»   
Взаимопонимание между дамами было достигнуто очень быстро, с помощью пары морковок и яблока. Нимфа приняла наездницу спокойно, и выехав за ворота, Кэтрин повернула налево — туда, где в стороне от извивов дороги на дне неглубокой ложбины, прятался старый дуб.

+2

9

Поместье Элфордов

- Кстати, Александр, - ласково обратилась баронесса к пасынку, направляясь вместе с ним к садовой беседке, - я уже поблагодарила за тот чудесный чай, который вы присылаете мне?  Настоящий королевский напиток!  Вы могли бы поставлять его в Букингемский дворец.
Она прошелестела юбками платья, когда Алекс пропустил её вперед себя, и вошла в увитую цветами беседку.
- Вы как обычно несколько преувеличиваете, леди Аделаида, - вежливо ответил Алекс, помогая мачехе сесть за чайный столик и занимая после место напротив неё, - но я искренне рад, что чай пришёлся по вкусу. Вам следует как-нибудь посетить мой магазин, скажем, когда отправитесь с визитом к леди Одли. Мне доставит удовольствие предложить вам и другие сорта.
Она кивнула ему, соглашаясь, и лицо её, еще довольно привлекательное, несмотря на возраст, озарилось довольной улыбкой. Беседа прервалась появлением служанки, и пока та разливала по чашкам крепко заваренный чай с молоком, Александр погрузился в собственные думы.  Ему не давала покоя новость, которую он узнал от вдовствующей баронессы. Но расспрашивать о том, что ей еще известно о семействе Айворов, он не станет. А просто насладится вкусом пирожных и фруктов, поданных им к столу.
После  чаепития они с леди Аделаидой вернулись к обсуждению последних лондонских новостей, которые весьма интересовали баронессу.
- Я почти никуда не выезжаю, - пожаловалась она Александру, - даже в Брайтоне бываю не часто, разве что церковные службы посещаю регулярно. Новости узнаю от слуг и из писем дочери!
- Вот как? - притворно изумился Алекс. Он был уверен, что баронесса прекрасно осведомлена обо всём, что происходит не только в ближайших деревнях, но и во всем графстве. -   Может,  вам стоит выписывать газеты или журналы? Рекомендую «Иллюстрированные полицейские новости» - увлекательное чтение, вне всякого сомнения, - сказал он, сдерживая смех, и с самым серьезным видом добавил: - Жаль, что «Женский журнал суфражисток» прекратил своё существование.
- Ах, полноте, - жеманно воскликнула леди Аделаида, - вы предлагаете мне читать о том, о чем порядочным дамам лучше не знать!
- Вы только представьте: в свежем номере Экспресс-газеты напечатали историю про осьминога, напавшего на купальщиц! - невозмутимо продолжал барон. - Курортный сезон под угрозой срыва! А как вам понравится следующее происшествие: балерины осадили и разнесли дом театрального менеджера.
Он хотел пересказать ей еще пару-тройку подобных новостей, но баронесса жестом прервала его речь  и поднялась из-за стола.
- Пойдёмте лучше в конюшню,  - сказала она, подавая барону руку, -  если мне не изменяет память, Майя хотела показать вам своего пони. И будьте снисходительны к девочке - она едва научилась сидеть в седле.
- Она быстро научится, уверен, - ответил Александр и мягко улыбнулся. - Я и сам не прочь совершить конную прогулку по окрестным холмам. После тесных лондонских улиц деревенский пейзаж  радует глаз:  бескрайний простор и чистый воздух!
- Кстати! Не порекомендуете ли вы хорошего городского кучера? Наши сельские по большей части ленивы до такой степени, что лошади заражаются ленью от них!
- В самом деле?..
- Даже самые резвые из них плетутся как старые клячи!
Они зашагали по садовой дорожке, продолжая увлеченно беседовать, пока не оказались у конюшни. В эту минуту грум вывел под уздцы уэльского пони, на котором с важным видом восседала Майя. Следом быстро шагала гувернантка.
- А вот и наша юная наездница, - произнесла баронесса, подойдя ближе. - Выпрями спину, дорогая! Осанка крайне важна!
- Анкл-джи! Мадам! - вскрикнула девочка, взглянув на них.
На её лице отразились самые разные эмоции: от восторга до испуга. Мисс Гринвуд нарушила молчание и тихо сказала:
- Покажи лорду Элфорду и леди Аделаиде, как ты научилась держаться в седле, Майя.
- Да, мисс София.
Александр ободряюще улыбнулся девочке, и с нарастающей радостью в сердце принялся наблюдать за тем, как Майя старается сидеть ровно в седле, пока пони вышагивает за грумом по лужайке. Вид у малышки при этом был ужасно важный.
- А вы, мой дорогой лорд Элфорд? - голос баронессы отвлек его от пони и всадницы. - Давно ли вы скакали по нашим английским полям?
- Слишком давно, - признался Алекс с ноткой грусти.
- Что вам мешает сделать это сейчас?
- Вы правы, - барон бросил на леди Аделаиду внимательный взгляд. - Мне ничего не мешает сделать это прямо сейчас.
И с этими словами он вошел в конюшню, надеясь, что любимый жеребец его отца не сбросит его сразу же, как только он попытается оседлать его.

+2


Вы здесь » Викторианское наследие » Восток - Запад » Былое и грядущее