Поскольку эпоха насыщена событиями и занимает почти столетие, мы не видим смысла развивать один общий сюжет: по выбору игроков могут быть отыграны любые сюжеты, связанные с эпохой викторианства и относящиеся к любому временному отрезку долгого правления королевы Виктории на всем пространстве великой Британской империи.

Проект "Викторианское наследие" посвящен эпохе правления королевы Виктории (20 июня 1837 года - 22 января 1901). Приглашаются игроки, интересующиеся историей викторианской Англии. Мастеринг смешанный: активный в массовых квестах и пассивный в личных сюжетах игроков.

Викторианское наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Викторианское наследие » Роза и чертополох » Гриф - птица терпеливая


Гриф - птица терпеливая

Сообщений 61 страница 86 из 86

61

Мисс Стоун чуть нахмурилась, нутром понимая, что что-то здесь не так, но не находя ни единой причины возразить что-либо. Поэтому девушка, окинув мужчину внимательным взглядом снизу доверху, просто кивнула.
- Я буду внимательно прислушиваться пока вы не вернетесь. Спокойной ночи, мистер Огилви.. и не выбрасывайте эту палку-вертел - очень уж она удобная. Мы сможем вновь использовать ее, если удача опять будет на вашей стороне и удастся подстрелить какое-нибудь животное.
После чего мисс Стоун нырнула в свою палатку, торопливо задернув полог и сетку. Затем, выкручиваясь под самыми причудливыми углами, сняла верхнюю одежду, но осталась в нижней юбке и сорочке. Аккуратно все сложила в уголке, проверила не забрался ли кто-то под одеяло пока она отсутствовала (змея или нечто подобное!), положила рядом револьвер, и наконец со вздохом улеглась на свое жесткое ложе. Ужасно не хватало подушки и второго одеяла,  которые она отдала мистеру Моррису, но Лиззи решила стоически терпеть все трудности. Тем более что у нее было гораздо больше других причин, чтобы переживать.
Они остались посреди Африки одни.
Одни..

+1

62

Огилви отошел на приличное расстояние на тот случай, если мисс Стоун провожала его взглядом, и остановился в густой тени дерева, листья которого удивительно напоминали листья смоковницы. Ему надо было передохнуть, а кроме того, вновь напомнил о себе многострадальный живот, который скрутило еще сильнее, чем в первый раз.
- Когда же это ад закончится, - пробормотал хирург и, бросив тушу на землю, метнулся за толстый древесный ствол, едва успев спустить штаны
Вернувшись к туше, он удивился, что она все еще на прежнем месте и ее не терзают прожорливые гиены. В глубине души он надеялся, что гиены избавят его от необходимости тащиться через прибрежные заросли и тащить за собой смердящие останки.
- Что же мне с вами делать? - задумчиво спросил он. - Закопать или все-таки скормить крокодилам, как предложила мисс Стоун? Но у меня нет лопаты, так что закопать не получится, а к крокодилам идти как-то не тянет. Что, если я поскользнусь и свалюсь в воду прямиком в пасть одному из них? К тому же эти твари исключительно быстро передвигаются и на суше.
Огилви вздохнул, поднял взгляд к небу и увидел плоды, свисавшие с ветвей дикой смоковницы. Он не знал, съедобны ли они, а пробовать их на зуб, учитывая его нынешнее состояние, не хотел, чтобы не усугубить и без того плачевное положение. Но все-таки сорвал несколько  и рассовал их по карманам брюк, чтобы  предъявить позднее мисс Стоун. На вид и по запаху они ничем не отличались от смокв, которые росли в Средиземноморье, но успев убедиться в коварстве африканской фауны и флоры, хирург продолжал испытывать сомнения в их безопасности. Набив карманы плодами, он снова посмотрел на останки кабана, которые невыносимо смердели, и принял решение:
- Да и черт с вами, оставайтесь догнивать здесь, - заявил он и, выдернув деревянный вертел, направился обратно к палаточному лагерю
Мисс Стоун уже удалилась в палатку, но Огилви был уверен в том, что она еще не спит.
- Элизабет, я нашел смоковницу и нарвал с нее сочных фиг. Хотите съесть парочку в качестве десерта?- спросил он, подойдя ко входу в палатку мисс Стоун. - Ну, то есть я предполагаю, что это фиги, но точно утверждать не берусь. Не буду отрицать, что некоторый риск присутствует, но такова уж доля всех первопроходцев: испытывать на себе все незнакомое.
У Огилви мелькнула мысль, что можно было бы накормить фигами Морриса - хуже ему вряд ли бы стало, а к тому же  яды в небольших дозах порой оказывали чудодейственный эффект на тяжелых больных

+1

63

Мисс Стоун лежала и прислушивалась к звукам за пределами палатки. Она даже замерла и дышала тихо-тихо, поэтому приближение хирурга услышала сразу. И сразу поняла, что это человек идет - ни один зверь не может так передвигаться. Ну.. в ее понимании, а уж как там на самом деле!
- И как вы умудрились найти их в такой темноте, - удивилась Элизабет.
Впрочем, от фруктов она сейчас не отказалась бы: нельзя же все время питаться только мясом! Вот только слова хирурга заставили девушку насторожиться. И она, высунув ладонь, чтобы забрать фиги, все же поинтересовалась:
- Испытывать?.. А вы их уже попробовали?  - ведь это было бы справедливо: кто нашел тот и пробует. И не рассчитывает же мистер Огилви, что она сама станет проверять ядовиты эти плоды или нет?
Следом за этими словами Лиззи высунула из палатки голову, чтобы иметь возможность взглянуть в глаза хирургу, когда он станет отвечать, благо что свет от костра был достаточно ярким.

+1

64

Огилви отвел глаза, чтобы не смущать мисс Стоун: по ее растрепавшимся волосам  было заметно, что она уже успела полежать на  жесткой подстилке, служившей ей походной кроватью.
- Нет, я не пробовал... - сказал он. - Я... я просто не люблю фиги.
Это было неправдой: он их обожал и если бы не желудочное расстройство, еще по дороге в лагерь слопал бы половину плодов, которые сорвал с дерева. Но вопрос мисс Стоун красноречиво говорил ему, что она, с одной стороны, испытывает его на смелость а с другой - сама боится первой отведать подозрительный плод. Поразмыслив, он решил, что вообще-то, она права: в их положении нельзя было рисковать здоровьем всех и сразу. Если бы их обоих свалил желудочный недуг или отравление ядом, Моррис был бы обречён. Огилви вытащил из кармана еще одну фигу и вонзил в нее зубы. На вкус она была просто изумительной, - таких он никогда еще не пробовал. Прожевав кусочек мякоти, он прислушался к своим ощущениям. Хуже ему точно не стало, но и времени прошло немного - всего несколько секунд.
- Давайте подождем примерно час, - предложил он. - Если я не умру в страшных корчах, тогда эти плоды можно смело есть.
Огилви собирался отойти к костру и ждать там, но в палатке, в которой лежал Моррис, раздался истошный, полный животного ужаса крик. Вслед за ним появился сам Моррис: волосы у него на голове в буквальном смысле слова стояли дыбом и он размахивал руками, пытаясь оттолкнуть от себя что-то невидимое.
- Прочь! - кричал он. - Прочь от меня! Оставь меня, наконец, в покое, злобное отродье!
Огилви бросился к другу и обхватил его руками.
- Тише, тише... Здесь никого нет: только ты, я и мисс Стоун, - проговорил он, стараясь успокоить больного, который дрожал всем телом и был похож на человека, которому явился сам Дьявол.
Морри посмотрел на него безумным взглядом, но, по-видимому, узнал, и крепко вцепился в ворот его рубашки.
- Он здесь... - прошептал Моррис, притягивая к себе Огилви. - Вы просто его не видите... Да вы и не можете его видеть: это существо видят не все, а только те, кто проклят...
Огилви почувствовал, как по его спине пробежал противный холодок страха: не хватало еще, чтобы Моррис сошел с ума посреди Африки! Он хотел сказать что-то ободряющее, но тут у него снова прихватило живот.
- Мисс Стоун, проследите за мистером Моррисом. Мне надо... что-то мне нехорошо...
И, отпустив Морриса, он бросился в спасительные заросли.

+1

65

Мисс Стоун вздохнула и возвела глаза к небу: вот ведь склонны некоторые мужчины драматизировать!
Умрет в страшных корчах!
Или просто просидит всю ночь в кустах, распугивая львов и гиен..
И вообще теперь, после сказанных слов, выходило так, будто это Лиззи окажется виноватой в ужасной смерти выдающегося лондонского хирурга. Элизабет собиралась сказать, что через час она собирается сладко спать, поэтому если мистер Огилви все же собирется умирать, то пусть разбудит ее заранее, но тут мистер Моррис, проявив удивительную для его физического состояния силу и ловкость, выскочил из палатки, и принялся кричать.
Лиззи бросилась было вперед, но запуталась в палатке и поэтому не сразу смогла выскочить наружу. Ей удалось освободиться и перехватить мистера Морриса, лишь когда хирург метнулся прочь - наверное фиги все же оказались не фигами.
- Куда же вы! - с досадой воскликнула девушка, тем не менее продолжая крепко  удерживать мистера Морриса под руку. И, посмотрев на него, ласково предложила. - Давайте присядем у огня.. все хорошо.. помните меня: я - мисс Стоун.. расскажите мне почему вы считаете, что прокляты? Кто здесь?

+1

66

Казалось, что присутствие женщины немного успокоило Морриса. Он позволил мисс Стоун довести себя до костра и сел на землю, крепко обхватив себя руками и все еще дрожа, как в ознобе, и глядя на огонь широко раскрытыми глазами. Отблески пламени отражались и плясали в его зрачках, придавая его взгляду оттенок безумия. Помолчав, он тихим и невыразительным голосом начал свой рассказ:
- Во время недолгого пребывания в деревне, которую населяло одно из местных племен, я имел несчастье поспорить с колдуном племени. Повод для спора был несущественный, и если бы спор вели два английских джентльмена, в результате все закончилось бы смехом и взаимными извинениями. Но местные колдуны считают себя полубогами и мои аргументы в споре этот человек счел тяжкими оскорблениями, направленными против него лично. Я до сих пор помню, каким взглядом он наградил меня, когда я, видя, что он разозлён, попытался свести все к шутке. Мы тогда сидели вокруг костра, вот как сейчас, и по кругу передавали ячменное пиво, сваренное накануне женщинами племени. Все пили из одной чаши, выдолбленной из дикой тыквы, поэтому я не представляю, как колдун мог что-либо добавить в питье - ведь ни у кого из моих товарищей не было впоследствии таких видений, как у меня. Видения начались сразу же, как только мы покинули деревню, а это случилось на следующее утро. Мы шли гуськом по экваториальному лесу, расчищая себе путь мачете, и в какой-то момент я увидел, что из зарослей выглядывает белое лицо, - таким оно было из-за нескольких слоев белой глины, которой туземцы раскрашивают свои тела. Но на этой белой потрескавшейся маске, как две дыры, выделялись чёрные глаза, которые смотрели на меня с такой яростью, что я, человек далеко не робкий, испугался. Ростом это существо было с пигмея, - я сначала и подумал, что это пигмей, и что мы зашли на заповедную территорию, принадлежащую его племени. Я окликнул своих товарищей и приказал остановиться: в подобных случаях надо выждать и понять намерения туземцев. Однако оказалось, что никто из них не видел белого карлика, как я его прозвал. Они посмеялись надо мной, сказав, что мне это почудилось, и мы пошли дальше... В тот день я больше его не видел и тоже решил, что со мной сыграли злую шутку усталость и постоянное напряжение, которое испытывает любой цивилизованный человек, оказавшийся в дебрях Африки.
Моррис закрыл лицо руками и некоторое время молчал, по-видимому, собираясь с силами.

Огилви провел в кустах не слишком долго: на этот раз приступ был не таким мучительным и длинным, как предыдущие. Огилви сложил два и два и пришел к выводу, что это благотворное влияние фиги, которую он попробовал на свой страх и риск. У него в кармане оставались еще два или три плода, и он съел их один за другим в надежде, что они окончательно избавят его от желудочного расстройства, вызванного жирным и подтухшим мясом. Вернувшись к костру, он увидел, что мисс Стоун и Моррис сидят у огня и, поскольку Моррис погрузил лицо в ладони и выглядел, как человек, который не желает, чтобы его беспокоили вопросами, тихо обратился к мисс Стоун:
- Как вы считаете, - ему стало лучше? Он что-нибудь вам рассказал?

+1

67

Мисс Стоун присела рядом с мистером Моррисом и внимательно выслушала его рассказ. Ничего особенного она в нем не услышала: ну повздорили, ну увидел затем англичанин какого-то странного типа в кустах – эка невидаль! Может и вправду померещилось с усталости. К тому же по жаре, когда воздух будто дрожит, тени могут играть с людьми те еще шутки!
Но отчего же такой серьезный и разумный (как казалось Лиззи!) человек вроде мистера Морриса, вдруг столь впечатлился происходящим? Почему принимает это все так близко к сердцу и верит.. в проклятье?
И что же произошло с ним потом?!
Но Элизабет не стала торопить несчастного. Поднялась, поставила на огонь котелок с бульоном, собираясь затем предложить горячее блюдо мистеру Моррису. Проклят он или нет, но ему следует поддержать свои силы!
Затем девушка заглянула в свою палатку, осознав к немалому своему стыду, что выскочила в чем была: сорочке и нижней юбке. Накинула широкую шаль на плечи и взяла шоколад, так же собираясь предложить его больному. И мисс Стоун как раз вернулась к костру, как показался мистер Огилви.
- Немного лучше.. рассказал, что поссорился с неким колдуном, а затем увидел странное пугающее белое лицо.. больше пока ничего, - шепнула Лиззи хирургу, которого окинула оценивающим взглядом: казалось, что с мужчиной все в порядке и фальшивая фига не особенно навредила ему. И тут же бодрым голосом заметила. – Мистер Моррис, не хотите ли отведать моего супа?

+1

68

- Нет-нет... спасибо, сударыня, но мне кусок в горло не лезет... - пробормотал Моррис, отнимая ладони от лица. Он вздрогнул, увидев Огилви, но сразу же успокоился, так как узнал его.
Огилви подошел к Моррису и сел на землю рядом с ним.
- Тебе надо поесть, дружище, иначе ты не сможешь идти дальше, - сказал он. - Куриный бульон прекрасно восстанавливает силы и не важно, что сейчас у нас вместо курицы - перепелка. Мясо перепелок такое же нежное и питательное, как и куриное. Поешь и расскажи мне то, что ты рассказал мисс Стоун. Я не совсем понял, что с тобой приключилось.
- Какой смысл продлевать мои мучения, пытаясь восстановить мои силы? - с горечью воскликнул Моррис. - Я уже объяснил мисс Стоун, что колдун из племени зулу наложил на меня проклятье в виде злого духа, которого зулусы и некоторые другие племена называют Тиколоше. И теперь этот дух преследует меня повсюду и не успокоится, пока я не отдам концы.
Огилви незаметно от Морриса подал знак мисс Стоун, чтобы она передала ему плошку с бульоном, а сам снова заговорил с другом.
- Я никогда не слышал о таком духе, но я верю тебе. Вернее, я верю в то, что ты пал жертвой местных суеверий вкупе с самовнушением. Тебе надо успокоиться: уверяю тебя, как только мы выберемся из этих диких мест и окружим себя цивилизованными людьми, ты забудешь твоего Рики...Тики...Таки-как-его-там, как страшный сон.
Моррис угрюмо молчал, глядя на огонь, как будто увещевания Огилви не достигали его слуха. Потом он снова заговорил хриплым шепотом:
- Мне нельзя спать на земле... Тиколоши часто нападает на спящих, но он карлик, и если повыше приподнять кровать, он не сможет до меня дотянуться, чтобы высосать из меня душу...

+1

69

К сожалению, как вынуждена была констатировать мисс Стоун, мистер Моррис был болен и ослаблен не только физически, но и, даже в большей степени, душевно. Силы тела можно было восстановить едой и полноценным отдыхом, но вылечить душу - это гораздо сложнее. И никакие увещевания мистера Огилви не могли здесь помочь. Так во всяком случае казалось Элизабет: мистер Моррис слишком глубоко погряз в суеверии, проникся им и теперь только время способно вылечить его.. время и внимание ко всем его нуждам.
Но глупость какая: забраться повыше, чтобы карлик тебя не достал!
С другой стороны, сейчас, в ночи, когда вокруг все шуршало и шелестело, эти сказки будто бы обретали жизнь.
Однако, Лиззи никак не показала, что думает на самом деле о происходящем. Она передала хирургу миску с бульоном, в котором плавало и мелко покрошенное мясо, а затем заметила негромко:
- Насколько высоко вам нужно лечь спать, чтобы чувствовать себя в безопасности? Мы могли бы устроить что-то на дереве.. но сейчас уже ночь..
Если только привязать несчастного больного к ветке веревкой покрепче, чтобы не свалился случайно. Тогда уж, карлик или не карлик, но точно придет конец. И вдруг мисс Стоун воскликнула:
- Гамак! Давайте сделаем из одной из палаток гамак! Привяжем его к веткам.

+1

70

- Прекрасная мысль! - подхватил Огилви. - Джеральд, ты согласен спать в гамаке в нескольких футах от земли?
Моррис, недавно наотрез отказывавшийся от еды, успел распробовать суп теперь уписывал его за обе щеки, поэтому ответил не сразу. Но, проглотив очередную ложку супа, зачерпнул еще и затряс головой в знак согласия, не отрываясь от еды.
- Замечательно! - подытожил Огилви и хотел было, не откладывая дела в долгий ящик, приняться за разбор палатки, но сообразил, что возникла некая дилемма, которую необходимо разрешить с помощью мисс Стоун.
- Чью палатку приспособим под гамак? - спросил он ее. - Мне, в общем-то, все равно, тем более что в любом случае эту ночь я проведу у костра и не буду стеснять вас своим присутствием. Но придется переносить вещи из одной палатки в другую, поэтому я и спрашиваю, что вы предпочитаете: остаться  в своей палатке и позволить мне разместить в ней все мои пожитки или же перебраться со своими вещами в мою?

+1

71

Мисс Стоун и не предполагала, что разобрать могут ее палатку. Она, конечно, сказала, что «из одной из палаток», вот только если принимать во внимание, что она – леди, то ее место уединения ночью тронуть точно не могут. Как не может к ней присоединиться кто-либо из джентльменов: мистер Моррис, понятное дело, будет спать в гамаке, а мистеру Огилви предстояло провести ночь под пологом ночи. Это в том случае, даже если бы он собирался спать вместе с ней одновременно: просто расстелил бы свое одело около костра – и всё.
- Разумеется, я предпочту остаться в своей палатке, - ответила Лиззи. – Только, боюсь, все ваши вещи могут не поместиться.. сначала складывайте внутрь самое ценное и то, что следует защитить от дождя. Мистер Моррис, может быть добавить вам еше супа?..
Элизабет обратившаяся было к больному и уже протянув руки к котелку, вновь посмотрела на хирурга.
- И вы же помните, что должны разбудить меня после часа ночи? Вот тогда вы сможете остаток ночи провести в моей палатке: пока я стану караулить до утра. Но не будем дальше ждать: нужно поскорее решить все вопросы и устроиться на отдых.

+1

72

"Старею", - подумал хирург, ощутив укол недовольства и разочарования собой. Мисс Стоун указала ему на факт, который он почему-то упустил из виду: им ведь и впрямь придется делить ночные вахты и сменять друг друга на посту каждую ночь, так что в палатке всегда будет находиться только один человек. 
- Конечно, помню, - подтвердил он. - И обязательно вас разбужу, чтобы вы могли сменить меня. Поэтому сейчас идите спать, а я займусь сооружением гамака. А свои вещи я перенесу завтра утром: среди них всё равно нет ничего такого, что могло бы привлечь диких животных, да и сезон дождей уже закончился. Спокойной ночи, сударыня. А ты, Джеральд, посиди пока здесь - скоро я все устрою.
Огилви расшевелил угли в костре и направился к своей палатке, чтобы снять с нее полотнище, служившее крышей.  Разбирать конструкцию в темноте было не так-то просто, но он справился, а затем привязал кусок плотной материи к нижним ветвям раскидистого дерева, росшего неподалеку от кострища. Еще одно полотнище он свернул в тугой валик, перевязал бечевкой и приспособил вместо подушки, а третье было призвано служить Моррису одеялом. Как только подвесная постель была готова, Огилви позвал Морриса и помог ему забраться в гамак, после чего пожелал спокойной ночи и вернулся к костру.
Сухой хворост приятно потрескивал, сгорая в пламени, и Огилви только и успевал подбрасывать новые ветки в огонь. Это занятие держало его в тонусе и не давало уснуть, а чтобы еще сильнее взбодриться, Огилви отбегал от костра и искал сухие ветки, так как запасы хвороста быстро таяли. Побегав туда-сюда, хирург притомился и решил немного отдохнуть. Устроившись поудобнее, он положил на колени заряженную винтовку и стал смотреть на языки пламени, от которых летели в разные стороны огненные искры. Зрелище было завораживающее, но от него клонило в сон, и через некоторое время хирург начал непроизвольно зевать, с трудом удерживая глаза в открытом состоянии. И вдруг прямо над его головой в ветвях дерева раздался какой-то шум, - дремота сразу же слетела с Огилви, как луковая шелуха, и он вскочил на ноги, крепко сжимая в руках винтовку и ожидая увидеть выглядывающую из листвы морду леопарда. Но ничего подобного он не увидел, в то время как шорох усиливался. Тогда Огилви поднял голову и обомлел: прямо над деревом висел громадный шар с привязанной к нему большой корзиной. Как ни был поражен хирург, он все же понял, что шум, который он услышал, был вызван тем, что воздухоплаватели сбросили вниз канат с якорем, чтобы зацепиться за ветви дерева.
- Э-ээ... добрый вечер, джентльмены... - сумел выдавить хирург, все еще не пришедший в себя от изумления.  - Вы меня видите?
- Здравствуйте, сэр! - услышал он в ответ. - Мы прекрасно вас видим: и вас, и вашу палатку, и лошадь, и костер. Разрешите составить вам компанию?
- Разумеется! - крикнул Огилви. - Спускайтесь, присаживайтесь к огню! К сожалению, у меня нет ничего такого, чем можно было бы отпраздновать нашу встречу!
- Зато у нас есть, - сообщил ему невидимый собеседник и сбросил вниз веревочную лестницу.  Огилви ухватился за ее конец и как следует натянул ее, чтобы по ней было удобнее спускаться. Через несколько минут он стоял лицом к лицу с двумя джентльменами и обменивался с ними крепкими рукопожатиями. Воздухоплаватели представились как Паркер и Ллойд, Огилви назвал свое имя, и Паркер продемонстрировал ему бутылку темного стекла, при виде которой сердце Огилви преисполнилось такой радости, что он едва удержался от желания сплясать джигу.
- Я здесь не один, - предупредил он новых знакомых. - В гамаке спит  мистер Моррис, исследователь Африки, а в палатке - мисс Стоун, лондонский детектив.
- Женщина-детектив?! - мохнатые брови Паркера поползли вверх. - Однако! Никогда не слышал о подобном. Что же, постараемся не шуметь, чтобы не разбудить леди. У вас есть кружки, мистер Огилви?
Огилви удрученно признался, что кружек у него нет, но воздухоплавателей это не смутило: бутылка пошла по кругу и первые несколько минут все трое молча передавали ее из рук в руки, чтобы каждый смог сделать глоток прямо из горлышка.

+1

73

Мисс Стоун нахмурилась: вот то одно у хирурга, то другое! То он вещи собрался к ней в палатку тащить, но уже и передумал и будто не надо ничего.. девушка вздохнула, на мгновение закатила глаза к небу, затем вздохнула и поднялась.
- Спокойной ночи, - сказала она спине мистера Огилви, который уже занялся палаткой. Повернулась, улыбнулась мистеру Моррису. – Спокойной ночи, мистер Моррис.
С языка чуть было не сорвалось: «Спите спокойно, никакие карлики к вам ночью не придет», но Лиззи разумно решила, что не стоит, пусть даже от чистого сердца, говорить такие вещи человеку, временно болеющему душевно.
Элизабет вернулась к себе в палатку и вскоре заснула, устав от волнений и тревог прошедшего дня. Проснулась она внезапно: рядом кто-то говорил.. довольно громко.. но не мистер Моррис, хотя голос хирурга, определенно, слышался. Мисс Стоун, еще не открывая глаз, лежала без движения, прислушиваясь, а затем бесшумно поднялась и аккуратно выглянула сквозь крохотную щелку, увидеть которую снаружи было невозможно.
Ее недоумение и недоверие переросло в искреннее удивление: около костра вместе с хирургом стояли двое! Разглядеть их в подробностях было сложно, но судя по одежде, манере разговора и поведению (пока по крайней мере) это не были африканцы.
Но.. как? Откуда?..
Лиззи хотела было выбраться наружу, но вдруг передумала и замерла, продолжая тихонько подглядывать. Она решила, что будет неплохо пока просто послушать.
А ладошкой она нащупывала свой револьвер: бывает так, что в ночи приходят не только друзья.

+1

74

Неожиданная встреча с путешественниками, выбравшими такой необычный и прогрессивный способ передвижения, вкупе с выдержанным односолодовым виски вызвали в Огилви необычайный подъем духа. Он глотнул еще виски и, передавая бутылку Ллойду, спросил, неожиданно для самого себя заговорив стихами и громко икнув:
- Ну так что же, господа: вы откуда ...ик...куда?
Ответил ему Паркер, ожидавший своей очереди отхлебнуть из бутылки:
- Мы вылетели с Мадагаскара, чтобы, пользуясь направлением пассатов, которые, как вам наверняка известно, дуют в одном и том же направлении, пересечь африканский континент с востока на запад. Конечная точка нашего путешествия - Мосамедиш, португальский порт на берегу Атлантического океана. Там мы сядем на корабль и поплывем обратно в Англию.
У Огилви перехватило дух от того, что он услышал, но чтобы окончательно удостовериться в том, что его мысли текут в нужном направлении, он снова спросил:
- И с какой же скоростью вы продвигаетесь, джентльмены?
- Примерно сто двадцать миль в день, - невозмутимо ответил Паркер. - По нашим подсчетам, понадобится еще десять дней, чтобы добраться до Мосамедиша.
- Десять дней! - воскликнул хирург, не веря своим ушам. - Всего десять?
- Да, всего десять, - теперь уже с некоторым самодовольством подтвердил Паркер. - И все это время мы будем любоваться необыкновенным ландшафтом африканского континента и вносить уточнения в географическую карту. А что вы делаете в Африке, сэр?
Огилви, чьи мысли путались от нахлынувшего на него возбуждения, ответил не сразу.
- Мы... мы, то есть я и мисс Стоун, искали мистера Морриса по поручению его сестры и буквально вчера случайно наткнулись на него здесь. А теперь нам надо доставить его в Англию, и как можно быстрее, потому что он сильно страдает от истощения.  Но проблема в том, что у нас всего одна лошадь и почти нет запасов еды - по дороге нас ограбили наши же проводники- туземцы.
Паркер и Ллойд переглянулись и Ллойд осторожно заметил:
- Сочувствую вашему положению, сэр. Возможно, мы можем частично решить вашу проблему. Грузоподъемность нашего воздушного шара ограничена четырьмя тысячами фунтов, включая необходимый балласт. Вес балласта составляет триста фунтов, и если мы избавимся от него здесь, то сможем взять с собой тех из вас, чей совокупный вес не превышает трёхсот фунтов.
Огилви лихорадочно прикинул общий вес, - свой, мисс Стоун и Морриса, - и с унынием заключил, что по самым скромным прикидкам он явно превышает ограничение в  триста фунтов. Тем не менее он сказал:
- Это было бы нашим спасением, джентльмены! То есть я имею в виду, что мисс Стоун и мистер Моррис наверняка смогут воспользоваться вашей помощью. Вес мисс Стоун не превышает ста двадцати фунтов*. Вместе же с мистером Моррисом, который за время своих скитаний потерял не менее трети своего прежнего веса, она как раз и потянет на те самые триста фунтов.
На самом деле Огилви понятия не имел, сколько весят его друзья вместе и по отдельности, но горел желанием обеспечить им теплое местечко в корзине воздушного шара и возможность быстро и без хлопот добраться до побережья.
- То есть вы согласны остаться в одиночестве? - уточнил Паркер.
- Разумеется, - заверил его хирург, хотя сердце у него и ёкнуло. - Тем более, что я не могу бросить нашу лошадь на съедение львам, а её вы точно не возьмете. Я как-нибудь доберусь до Кейптауна, тем более, что торопиться мне особо некуда.

*54 кг

+1

75

Лиззи сидела и слушала, слушала.. слушала.. а в душе ее поднималась волна протеста: хочет ее отправить прочь! Вот как бы не так! По какому такому праву мистер Огилви вообще за нее решает?
Девушка на мгновение закрыла глаза и глубоко вздохнула несколько раз.
Надо мыслить иначе: возможно, хирург не просто хочет от нее избавиться, но вроде как и сделать при этом доброе дело. Так получится быстрее добраться до цивилизации и вновь вкусить благо проживания в уютном номере, когда утром тебе приносят в постель завтрак.
Вот только мисс Стоун, хотя идея эта и показалась ей заманчивой, совершенно не собиралась на это соглашаться. Она зашарила руками вокруг в поисках шали, а, найдя, накинула ее себе на плечи. Укуталась и решительно выползла из палатки.
- Добрый вечер, господа, - поздоровалась она, разглядывая лица гостей, освещаемые светом костра. – Прошу прощения, но вы разговаривали так громко, что я невольно услышала ваши голоса и решила выйти, чтобы лично поприветствовать вас.
И Элизабет замолчала, не зная пока что еще сказать. Вроде как возражать не было пока против чего именно – ей ничего и не предлагали. А потом только через мгновение, вдруг с каким-то страшным опозданием осознав что вообще происходит, она подняла голову и с удивлением, раскрыв рот, уставилась на огромный воздушный шар, который нависал над ними, тихо раскачиваясь и чуть поскрипывая.

Отредактировано Элизабет Стоун (2021-04-22 06:28:47)

+1

76

Увидев мисс Стоун, оба воздухоплавателя дружно на неё уставились, а Паркер, державший бутылку с виски, быстро спрятал ее за спину.
- Джентльмены, это мисс Стоун, - не растерялся Огилви. - Мисс Стоун, позвольте представить вам  мистера Паркера и мистера Ллойда. Они путешествуют на воздушном шаре и явились к нам с неба, как deus ex machina.
- Приятно познакомиться, сударыня... - обрёл дар речи Паркер и, незаметно передав бутылку Огилви, сделал шаг к мисс Стоун и склонился над ее рукой. Вслед за ним то же самое проделал и Ллойд, а Огилви, пользуясь тем, что мисс Стоун была занята, принимая знаки внимания, сделал большой глоток виски.
- Мистер Огилви рассказал нам о ваших затруднениях, и мы будем рады оказать вам любую помощь, - тем временем говорил Ллойд. - Если вы готовы вылететь на рассвете вместе с нами, то спустя десять дней  вы окажетесь на западном побережье Африки и сможете сесть на пароход, идущий в Англию, а еще через две недели будете  в Лондоне.
- Вы когда-нибудь путешествовали на воздушном шаре? - подхватил Паркер, оттесняя товарища. - Это невероятно увлекательно и не идет ни в какое сравнение с любым из известных способов передвижения! И в то же самое время, смею вас уверить, это абсолютно безопасный способ, так как устройство шара тщательно продумано в мельчайших деталях. Оболочка изготовлена из сверхпрочной лионской тафты и пропитана гуттаперчей, что предохраняет её от намокания во время ливней и гроз. К тому же она  двойная, поэтому если внешняя случайно прорвется, шар не упадет, а продолжит движение.
- Вы увидите Африку с высоты птичьего полета, - вмешался Ллойд, - Невозможно передать словами, какая это красота: ощущение такое, будто вы смотрите на географическую карту или  диораму - все детали ландшафта хорошо видны и складываются в восхитительную картину, от которой захватывает дух. Огромные пространства, пересеченные голубыми лентами рек, стада буйволов и антилоп, похожие на рой темных мошек, зеленые массивы лесов и горные кряжи - и все это можно окинуть одним взглядом! А какой чистый воздух там, наверху! И никаких москитов...
- При этом мы в любой момент можем начать снижение, регулируя приток горячего водорода, - снова вмешался Ллойд. - Именно это мы сделали сегодня, когда увидели сверху огонь вашего костра и решили сделать привал на ночь.
- Deus ex machina... - пробормотал Огилви и снова отхлебнул из бутылки. Он бросил взгляд на гамак, в котором спал Моррис, но Моррис не шевелился и никак не реагировал на происходящее - по-видимому, оказавшись на высоте, недоступной для Тиколоши, он впервые за много дней расслабился и крепко уснул. Хирург перевел взгляд на мисс Стоун, кутавшуюся в шаль: несмотря на то, что она была полуодета, а возможно, именно благодаря этому, выглядела она прекрасно, и он понимал, почему джентльмены так воодушевились и наперебой доказывали ей преимущества путешествия на воздушном шаре. Он хотел вставить в разговор и свои пять пенсов, добавив что-нибудь такое, что окончательно убедило бы мисс Стоун принять предложение воздухоплавателей, но отчего-то смолчал.

+1

77

Мисс Стоун, принимая от путешественников знаки внимания, еще плотнее запахнула шаль и бросила на мистера Огилви быстрый взгляд.
А ведь глоточек горячительного пригодился бы мистеру Моррису! Но не будить же его посреди ночи ради этого..
- Ваши рассказы так заманчивы и увлекательны! - вздохнула девушка.
На миг она и вправду представила, что парит над черным континентом на воздушном шаре. Какие, должно быть, открываются оттуда виды!
Зеленые просторы.. бегущие антилопы, зебры, буйволы!.. львы, прохлаждающие в тени.. стройные гепарды, преследующие свои жертвы..
Это прекрасная возможность увидеть столь многое! Познать Африку с высоты птичьего полета: как многим это удавалось?
- Ах, господа, как я вам завидую, - вздохнула мисс Стоун еще раз, отгняя приятные видения прочь. - И мне бы очень хотелось воспользоваться вашим щедрым предложением, но я вынуждена отказаться.. хотя если бы вы взяли с собой мистера Морриса, то я была бы вам крайне благодарна!

+1

78

Паркер и Ллойд переглянулись, явно разочарованные отказом мисс Стоун воспарить вместе с ними на высоту птичьего полета. Огилви подозревал, что не будь мисс Стоун настолько привлекательной, они нашли бы предлог, чтобы отказаться взять ее и Морриса на борт своего воздушного корабля. Моррис для них был в прямом и переносном смысле довеском к очаровательной леди, так сказать, неизбежным злом. Но, будучи настоящими джентльменами,  в сложившейся ситуации они уже не могли взять свое обещание назад.
- Разумеется, сударыня, мы будем счастливы оказать помощь мистеру Моррису и доставить его в Англию, - сказал Паркер. - Но почему вы отказываетесь сопровождать его? Насколько я понял из объяснений мистера Огилви, вашей целью было найти мистера Морриса в Африке и вернуть его в лоно семьи. Первую часть договора с семьей вы уже выполнили, осталось выполнить вторую.
Стоявший рядом Ллойд закивал, соглашаясь с доводами Паркера. Огилви тоже не мог понять отказа мисс Стоун и решил поговорить с ней без свидетелей, чтобы убедить ее не упускать счастливый шанс, в буквальном смысле упавший на нее с неба. На ее месте он бы сразу запрыгнул в корзину воздушного шара и оставался бы там, пока шар не взмыл в воздух.
- Джентльмены, - сказал он, подойдя к воздухоплавателям. - Час уже поздний, а вам необходимо как следует выспаться перед полетом. Палатка у нас всего одна, но я уверен, что мисс Стоун не будет против, если вы займете ее - в любом случае она собиралась сменить меня на посту в час ночи, а сейчас уже четверть второго.
Паркер и Ллойд стали сбивчиво отказываться и уверять, что прекрасно переночуют под деревом, накрывшись шотландскими пледами, но Огилви вновь повторил свое предложение и многозначительно посмотрел на мисс Стоун.

+1

79

Мисс Стоун открыла рот, но не нашлась что сказать в ответ на слова одного из джентльменов, который так усиленно соблазнял ее отправиться в путешествие на воздушном шаре. И видит Бог, она страстно хотела этого!
Но, тот же Бог, конечно, видит, что она не может оставить хирурга одного.
Один он точно пропадет – в этом она была свято уверена. Да, мистер Огилви хорошо охотится и устраивает лагерь, вот только.. если она улетит, то мужчина останется без своего самого важного козыря.
И Лиззи не пришлось отвечать (да и не могла она ничего толкового придумать!), как хирург решил вдруг, что разговор пора завершать, так как время позднее. И это было действительно так.
- Не против, разумеется, - и девушка усилием воли подавила зевок, с тоской подумав, что теперь ей придется дежурить. – Я даже настаиваю, господа, чтобы вы воспользовались такой возможностью и отдохнули в палатке! Прошу вас.. прошу!

+1

80

Паркер и Ллойд еще какое-то время отнекивались, хотя Огилви видел, что им не терпится поскорее отправиться на боковую и желательно - под полог палатки. В конце концов Ллойд с обезьяньей ловкостью вскарабкался по веревочной лестнице, залез  в корзину, а потом спустился обратно с двумя клетчатыми шотландскими пледами, после чего оба воздухоплавателя, еще раз горячо поблагодарив леди, скрылись в палатке. Огилви подошел к костру и уселся на землю рядом с мисс Стоун.
- Так в чем же дело, Элизабет? Почему вы не хотите воспользоваться шансом, который выпадает раз в жизни, да и то лишь благодаря удаче и невероятному стечению обстоятельств? - спросил он, разглядывая бутылку, в которой оставалось еще немного виски. - Объясните мне, в чем причина вашего отказа, но сначала попробуйте этот односолодовый, - виски такого качества можно найти только в Шотландии, да и то не во всякой винокурне.
Огилви поставил бутылку между собой и мисс Стоун и протянул руки к костру: несмотря на то, что ночь была теплой, его слегка знобило от недосыпа. Судя по тому, как плотно мисс Стоун закуталась в шаль, ей тоже не помешал бы дополнительный источник тепла в виде глотка-другого виски. К тому же по опыту Огилви знал, что алкоголь делает её гораздо разговорчивее. У него тоже было что ей сказать, но сначала он хотел выслушать ее доводы.
Из гамака, в котором спал Моррис, послышался негромкий храп, а вслед за ним - фырканье Пегги, привязанной к толстому стволу соседнего дерева.

+1

81

Мисс Стоун молча проводила взглядом воздухоплавателей и устроилась около костра поудобнее. Огонь трепетал и подергивался в замысловатом танце, отовсюду доносились ворчание и далекие вскрики диких животных, стрекотали цикады или подобные им насекомые.
Как ответить хирургу? Она очень хотела воспользоваться шансом! Да и кто бы не захотел?!
Лиззи тянула время: взяла бутылку и огляделась, словно рассчитывала найти рядом стакан. Стакана, конечно, не было. Тогда она вспомнила как пьют алкоголь несчастные женщины из Лондонских трущоб: просто обватывают горлышко губами и запрокидывают голову. Но, пожалуй, она так делать не станет..
Протянув руку, Элизабет взяла свою кружку, из которой по утрам пила кофе,  а днем и вечером - чай, и плеснула туда виски. Понюхала, поморщилась, но затем все же отхлебнула, словно это было горькое, но необходимое лекарство. И сразу по телу побежало приятное тепло, распространяясь от желудка во все стороны.
- Почему.. почему.. - пробормотала она, понимая, что отвечать на вопрос придется: мистер Огилви продолжал ждать ответ. - Потому что что.. не могу.. я.. понимаете: мужчины могут путешествовать на воздушном шаре, а женщинам это.. это сложнее. Нельзя же делать остановки каждый два часа.. и прочее...

+1

82

Услышав такой невероятный ответ, Огилви погрузился в глубокую задумчивость. Он не понимал, что имела в виду мисс Стоун и зачем ей надо было делать остановки каждые два часа. Он не помнил, чтобы во время их путешествия она когда-нибудь так часто останавливалась. Напротив! Обычно она его подгоняла и сердилась, когда он уставал и просил делать привал.
- Что вы имеете в виду, говоря о столь частых и регулярных остановках? - наконец спросил он, и тут же сообразил, в чем дело. - А-аа... то есть о как! Как врач, могу посоветовать вам ограничить потребление воды во время полета необходимым минимумом: например, двумя чашками в день. А еще лучше - заменить воду фруктами. Право слово, сударыня, это не та причина, по которой следует отказаться от полета. Альтернатива путешествию на воздушном шаре  - несколько месяцев скитаний по этим дебрям, в течение которых вы будете кормить своей кровью москитов и ежесекундно рисковать жизнью. До сих пор нам просто несказанно везло: кроме предательства проводников, ничего плохого с нами не случилось, но не думаю, что так будет продолжаться и дальше. Послушайте: я был бы счастлив полететь с вами, но в корзине нет места для пятерых. Да и Пегги жаль бросать на произвол судьбы. С вашим предложением отправить Морриса одного я тоже не согласен: он болен и нуждается в вашей заботе! А представьте, что он не доберется до Англии живым из-за того, что о нем некому будет позаботиться, - как вы тогда посмотрите в глаза его сестре, которая вас наняла и финансировала вашу экспедицию? Ваша репутация будет разрушена до основания - никто и никогда больше не обратится к вам, как к детективу.
Огилви так увлекся, приводя несокрушимые доводы, что вскочил на ноги и стал прохаживаться взад и вперед, яростно жестикулируя и время от времени прихлопывая москитов, которые садились ему на лицо, шею и кисти рук.
- А если не полетит никто, мы тем более окажемся в дураках, - продолжил он. - Либо Моррис не выдержит тягот долгого пути, либо выдержит, но из-за того, что он еще долго не сможет самостоятельно передвигаться, мы будем ползти, как улитки, и дай Бог, если доберемся до побережья к Рождеству. И опять же, если больше никто из нас не заболеет и не станет жертвой дикарей или хищников. Господи, неужели вы и правда не понимаете, что  надо хвататься за этот шанс обеими руками! Может быть, вам неловко оставлять меня здесь одного? Но поверьте, я соглашаюсь на это по доброй воле, так как иного выхода нет. Я сяду на лошадь и поеду на юг, к Кейптауну.
Огилви остановился и посмотрел на мисс Стоун: хотя она пока никак не прокомментировала его выступление, что-то в ее позе и выражении лица подсказало ему, что его красноречие не нашло отклика в ее душе и мыслях. Тогда он ухватился за последнюю соломинку, - женское тщеславие.
- Вы только что сказали, что женщины не годятся для воздухоплавания, - вкрадчиво произнес хирург. - Вообще-то я с вами согласен, но  сейчас у вас появился шанс доказать всему миру, что женщины могут летать! Представляете, какой фурор вы произведете в Англии? Вы сможете читать лекции, о вас напишут в газетах по всему миру - в Англии, Америке, Австралии, может быть даже и в России. Первая англичанка, покорившая небо - как вам заголовок передовицы в Таймс?

+1

83

Разумеется, говорить о таких вещах в приличном обществе было.. неприлично. Но мистер Огилви был врачом, как и она, а значит между ними не существовало подобных запретных тем. И все же, когда хирург догадался, что она имеет в виду, Лиззи слегка покраснела, мысленно радуясь тому, что ее румянца не видно в темноте.
- Пить всего две чашки воды в день в Африке?! - воскликнула удивленная мисс Стоун. - Совершенно с вами не согласна. Даже более того: считаю, что в условиях жары необходимо потреблять как можно больше чистой и свежей воды, чтобы избежать обезвоживания!
И вновь Элизабет замолчала. Сложно было не признать:  мистер Огилви бил прямо в самое сердце своими словами. Он был логичен и звучал безукоризнено. И все же..
Быть первой женщиной в небе Африки.
Вряд ли об этом напишут, но..
Мисс Стоун крепко сжала кружку, которую держала в руках.
- Я более чем уверена, что уже нашлась храбрая женщина, которая поднялась в небо на воздушном шаре - я не буду первой. И.. и.. я боюсь высоты! А мистер Моррис уже через несколько дней попадет в заботливые руки европейцев.. и.. и я дам ему денег, разумеется, ему хватит с лихвой!

Отредактировано Элизабет Стоун (2021-04-23 19:54:50)

+1

84

- Мы ведь не будем принимать в расчёт француженок? - спросил Огилви. - И даже они никогда не летали над Африкой, - ни мадам Бланшар, ни  Жанна-Женевьева Ляброссе, ни мадемуазель Тибл. Вы будете первой англичанкой, совершившей полет на воздушном шаре над чёрным континентом, вот что я имел в виду. Кстати, Элизабет Тибл (обратите внимание, что она - ваша тезка!) отправилась в свой первый полет в костюме Минервы, а вы ведь, если я правильно помню, собирались появиться на новоорлеанском карнавале в облике этой богини, но в итоге выбрали костюм Артемиды*. Видите, как у вас много общего?
Огилви с ностальгией вспомнил карнавальное шествие и мисс Стоун в легкой белой тунике. Какой красивой и в то же время опасной она казалась, держа в руках изогнутый лук, в то время как из-за ее хрупкого плечика выглядывал колчан со стрелами. Впрочем, почему же казалась? Она и была такой - красивой и опасной... Огилви покосился на бутылку с виски, которую отдал мисс Стоун, потому что ему отчаянно захотелось глотнуть напитка, столь любимого всеми шотландскими горцами. А он ведь был горцем и по рождению, и по воспитанию, и по духу! И на том карнавале он гордо выступал в килте цветов клана Огилви, отринув карнавальные костюмы, в которые рядились те, кто не имел счастья родиться и вырасти в Шотландии.
- Я тоже боюсь высоты, - признался он. - Тем не менее, если бы для меня нашлось место, я бы не раздумывал ни секунды, потому что еще больше я боюсь ядовитых змей и дикарей, стреляющих отравленными стрелами. Да и скончаться от малярийной лихорадки в самом расцвете сил мне тоже почему-то не хочется.

*Эпизод Ключ от всех дверей пост № 279 от Элизабет Стоун

+1

85

Мисс Стоун хмурилась и вновь прикладывала к губам край кружки с виски.
И почему когда пьешь алкоголь становится.. легче что ли? В голове уже гораздо меньше мыслей, все не слишком важное (кажется) словно смывается потоком горячительного, а важные вопросы будто выходят на первый план, увеличиваются в размерах. И ты видишь их со всей четкостью и под новым ракурсом.
Элизабет на самом деле не боялась высоты. А сказала так, только чтобы хирург перестал убеждать ее. Но ведь он.. не переставал.
Конечно, у нее не было сейчас с собой карнавальных костюмов, чтобы воспарить в них к небу, но..
Да что даже думать об этом! Она не полетит на воздушном шаре и точка! Она решила!
Алкоголь уже начал захватывать власть над ее телом - руки и ноги приятно ослабели, разумом и языком. Поэтому Лиззи уверенно посмотрела на хирурга.
- Я не полечу. Это дело решенно и.. и всё такое.. - девушка вздохнула, подумав, что сейчас было бы неплохо прислониться спиной дереву. - Но вы, конечно, можете воспользоваться освободившимся местом. Господа.. ик!.. вряд ли будут против..
Хотя на самом деле мисс Стоун даже в малейшей степени не предполагала, что мистер Огилви бросит ее здесь. Такого просто быть не могло.
- И.. и закончим этот разговор.. хотите еще выпить?

+1

86

Огилви поблагодарил, забрал бутылку и допил остатки виски. Как он и ожидал, алкоголь произвел на мисс Стоун закономерное воздействие: спустя некоторое время она заснула*, и ему пришлось оттащить ее подальше от костра, чтобы случайная искра не подпалила ее платье. Он бы отнес ее в палатку, но не был уверен, что проснувшись, она поблагодарила бы его за это: ведь в палатке находились двое малознакомых джентльменов. Огилви ограничился тем, что накрыл ее пледом, которым обычно укрывался сам, и подложил ей под голову один из своих наплечных мешков. Затем он снова сел у костра и задумался. По опыту он знал, что мисс Стоун никогда не меняла своих решений и что ее слово было крепко, как кремень. В связи с этим, перспектива открывалась безрадостная: еще несколько месяцев скитаний, сопряженных с голодом и опасностями, которые таила в себе Африка. Отказываясь оставить его одного, мисс Стоун руководствовалась самыми благородными соображениями, но он не мог принять ее жертву, а к тому же должен был учесть и интересы Морриса, который точно не выдержал бы долгой дороги. Оставалось одно: уйти, пока все спали, и не оставить мисс Стоун другого выбора, как лететь на воздушном шаре вместе с Моррисом, Ллойдом и Паркером. Огилви покопался в своих вещах, по-прежнему сваленных в кучу на месте палатки, из которой он сделал гамак для Морриса, и выудил из этого хаоса карандаш и блокнот, который служил ему путевым дневником. Открыв дневник на чистой странице, он принялся писать прощальную записку мисс Стоун, снова и снова приводя доводы в пользу перелета на воздушном шаре. Он выражал мисс Стоун благодарность за все, что она делала во время их непростого путешествия, просил прощения за вольные и невольные обиды, которые он мог ей нанести, и настойчиво убеждал ее  не беспокоиться о нем и сосредоточиться на главной цели, - скорейшем и благополучном возвращении в Англию. В конце он сделал приписку, попросив мисс Стоун по прибытии в Лондон связаться с главным хирургом госпиталя, в котором он служил, и сообщить ему, что хирург Огилви вынужден задержаться в Африке на неопределенное время и поэтому просит об отставке. Он также дал ей адрес своих родственников в Эдинбурге и просил связаться и с ними. Закончив писать прощальное письмо, он вырвал страницу из блокнота и, свернув ее в трубочку, осторожно положил на ладонь спящей и согнул ее пальцы в кулак. Оставалось надеяться, что проснувшись, она обнаружит письмо и поймет мотивы его ухода.
Огилви собрал в мешок самое необходимое, закинул за плечо винтовку и отвязал от дерева лошадь. Небо над верхушками деревьев начало светлеть: приближался рассвет. Сев на лошадь, хирург направил ее к тропе, ведущей к берегу реки.

*Согласовано с соигроком

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Викторианское наследие » Роза и чертополох » Гриф - птица терпеливая